Перейти к содержанию

О СТЕРХЕ

Бысыкатова-Харми Инга Прокопьевна.
К.б.н., научный сотрудник лаборатории зоологических исследований ИБПК СО
РАН. Email: ipbysykatova@gmail.com

О современном состоянии стерха (Leucogeranus leucogeranus)

Стерх – третий по редкости вид журавлей мира, внесен в Красный список угрожаемых видов Международного Союза Охраны Птиц (МСОП) / The World Conservation Union (IUCN Red List of Threatened Animals) как критически угрожаемый вид.
Вид внесен в Красные книги СССР, Российской Федерации, Республики Саха (Якутия), Приложение СИТЕС (1а) и другие национальные и региональные перечни редких животных; охраняется в рамках Рамсарской и Боннской Конвенций.
Гнездится стерх только на территории России, образуя две разрозненные популяции – практически исчезнувшую западно-сибирскую (обскую), населяющую болотные массивы северотаежных лиственничных лесов Тюменской области с зимовками в Иране, и сохраняющую относительное благополучие восточно-сибирскую (якутскую), населяющую типичные низменные тундры между реками Яна и Колыма на северо-востоке Якутии и улетающую на зимовку в юго-восточный Китай. Численность стерха в Западной Сибири не превышает 20 птиц, в северо-восточной Якутии гнездится около 3500 особей.

Рис. 1. Карта западного, центрального и восточного пролетных путей стерха

Область гнездования якутской популяции в настоящее время располагается в субарктической тундре Яно-Колымского междуречья к востоку и западу от р. Индигирка между 69 – 70 с.ш.

Рис. 2. Модель гнездового ареала восточной популяции стерха:
I – ареал гнездования (720 тыс. км2);
II: А – область регулярного гнездования (590 тыс. км2); B –область повышенной плотности (263 тыс. км2); С – область не регулярного спорадического гнездования;
III: границы ареала стерха по А.Г. Дегтяреву и Ю.В. Лабутину (1991), A – область регулярного обитания, B, C, D – районы повышенной плотности стерха.

Фото Rob Belterman. Стершонок с родителями

Стерх предпочитает гнездиться на осоково-пушициевых болотах в приозерных низменностях и межозерных понижениях, где находит наиболее оптимальные кормовые и нездозащитные условия. Сухих кочкарниковых повышений с мохово-ягельным и ерниковым покровом птицы избегают. Наиболее характерные гнездовые местообитания – обширные (около 5 км2) мелководные приозерные понижения, иногда с хорошо выраженной полигональной структурой, поросшие невысокой разреженной осокой и пушицей. Глубина воды в таких низменностях не превышает 25-50 см

 

Рис. 3. Оптимальные местообитания стерха – осоковые и осоково-пушициевые болота в приозерных низменностях и межозерных понижениях (А,Б)

Фото Бысыкатовой-Харми И.П. Стерх в окрестностях р. Сундрун, Аллаиховский район.

Фото Бысыкатовой-Харми И.П. Стершонок в озере, Аллаиховский район.

Фото Бысыкатовой-Харми И.П.

Фото Бысыкатовой-Харми И.П. Пара стерхов с птенцом

Фото Бысыкатовой И.П. Пара стерхов в окрестностях р. Сундрун, Аллаиховский район.

Фото Розенфельд С.Б. Группа стерхов в тундре Аллаиховского района

Летом некоторые не размножающиеся молодые особи стерхов встречаются на территории сопредельных с Якутией регионов, в основном в Забайкальском крае. Вне России наибольшее число встреч не участвующих в размножении стерхов восточной популяции в летнее время приходится на заболоченные низменности лесной и лесостепной зоны Монголии.

Рис. 4. Места летнего пребывания не участвующих в размножении птиц за пределами Якутии:
1 — в Красноярском крае (Черников, 1988; Ro-gacheva, 1992);
2 — в Хакасии (Sushkin, 1914);
3 — в Иркутской области (Нау-мов, 1979); в Забайкальском крае:
4 – в 1990-х гг., 5 – с 2007 по 2011 гг. (Горошко, 1998, 2011; Малков, 2011); в Монголии:
6 — с 1980 по 1990 гг.,
7 – с 2000 по 2010 гг. (Остапенко, Цевенмядаг, 1988; Болд, Звонов, Цевеенмядаг, 2004; Цеевенмядаг, 2006, 2008, 2011);
8 — в Приморском крае и Амурской области в 2007 г. (Парилов, 2006; Антонов, Парилов, 2009); 9 – встреча стерха в 1987 г. на Камчатском п-ве (Моисеев, Токранов, 2000)

Фото Tseveenmyadag Natsasdorj. Молодые стерхи в Монголии

В Якутии общий срок пролета стерха, при общей протяженности миграции около 6500 км, составляет более месяца.
В Северо-Восточном Китае транзитные остановки стерха значительно продолжительнее, а скопления птиц более многочисленны, чем в России. Это в определенной степени связано с интенсивным использованием и переработкой водно-болотных угодий и, таким образом, исчезновением пригодных для отдыха мигрирующих журавлей 10 местообитаний, ранее ими используемых. Вследствие этого, птицы летят без остановок на более длительные расстояния, и отдыхают дольше на каждом доступном месте.

Фото Аянитова И.А. Стерх на весеннем пролете в окрестностях с. Майя.

Фото Сорокоумовой А.Г. Стерхи на осеннем пролете в Абыйском районе

В период миграций стерх встречается во многих районах Восточной Якутии, а в последнее время – все чаще и в западной половине региона – к востоку от р. Лена.
Основные пути весенне-осеннего пролета журавлей пролегают на востоке региона. Они в основном приурочены к долинам крупных рек – Яны, Индигирки, Алазеи и Колымы (до крутого поворота реки на восток, 650 с.ш.). Миграции стерхов в Якутии протекают в узком коридоре и наиболее интенсивно в долине Среднего Алдана. Весной на отдельных пунктах наблюдения здесь визуально регистрируется до 5,5 %, а осенью – до 60 % всей популяции.
За пределами Якутии стерха отмечают на пролете в южной части Амурского региона, в бассейне Зеи и в Приморье (оз. Ханка).

Рис. 5. Встречи стерха в период миграций на территории Якутии, сопредельных российских hегионов и северо-восточного Китая (по собственным наблюдениям, литературным и анкетным сведениям, данным спутникового слежения за 15 стерхами (9 ad, 4 sad и 2 juv)
Благодаря спутниковому слежению осенних миграций взрослых (10 ad + 6 sad) особей стерха в 1995-1996 гг., выявлено 8 основных мест их кратковременных и продолжительных остановок в Якутии и сопредельных регионах (рис. 5, А), и в Китае (Qiqihar Baicheng, Amannykan, дельта реки Shuangtaizi, дельта Желтой реки) (рис. 5, Б).

Рис.6. А — Основные для сохранения стерха территории на путях миграции:

1 -участок широкой долины Индигирки с правобережьем нижнего участка ее притока Аллаиха к северо-востоку от пос. Оленегорск (Аллаиховский район);
2 — озерные системы в нижнем течении рек Уяндина, Дружины и Куберганэ в левобережной части бассейна р. Индигирка (Аллаиховский и Абыйский районы);
3 — предгорья хребта Черского (юг Абыйской низменности): бассейны рек Куранных, Холболоох, Берелех (Момский район);
4 — Эльгинское плоскогорье – бассейн верховья р. Эльга: крайняя западная точка оз. Делиньи, на востоке – левый берег р. Утачан (граница Томпонского и Оймяконского улусов);
5 — предгорье Верхоянского хребта: р. Хандыга на западе – р. Томпо на востоке (Томпонский район); 6 — бассейн среднего течения р. Алдан (Таттинский, Чурапчинский, Амгинский, Усть-Майский районы); 7 — долина среднего течения р. Алгома (Нерюнгринский район);
8 — Зейское водохранилище (Амурская область)
Б. Сеть заповедников на путях миграции стерха в Китае
Основная территория зимовки популяции (99%), которая известна с 1980 г., размещена в системе озер заповедника Поянг в бассейне среднего течения Янцзы на юго-востоке Китая (29º с.ш. и 116º в.д.), небольшие группировки популяции зимуют на оз. Донгтинг провинции Хунан. Период зимовки длится с середины ноября до середины марта. С апреля по июль значительная часть заповедника и его окрестностей затапливается и зимняя сеть озер представлена одним озером «Поянг», глубина которого достигает 21 м, а площадь – 4 тыс. км2. В зимний период уровень воды в озере падает, образуется большое ко-личество более мелких озер и прудов, влажных лугов и песчаных отмелей. К середине зимы на территории заповедника остаются 9 основных озер, наиболее крупные из них – Taiza Hu, Dahu Chi и Bang Hu. Не более 100 особей проводит зиму на озере Донгтинг в провинции Хунан. Возможно, есть и другие места зимовок, неизвестные на настоящий момент.

Фото Бысыкатовой-Харми И.П. Стерхи на оз. Поянг

Фото Zheng Zhonjie. Стерхи на озере Поянг

Фото Zheng Zhonjie. Семья стерхов на озере Поянг

Рис. 7. Сезонное колебание площади зеркала оз. Поянг (май, июль, 2007 г.) (источник: russian.china.org.cn).

Общая численность стерха на зимовках в Китае в начале 80-х годов насчитывала десятки-сотни птиц, во второй их половине – уже тысячи особей: от 1482 в 1985/1986 гг., до 2653 в 1998/1999 гг.
Динамику численности популяции на гнездовье можно проследить по результатам пяти наиболее крупномасштабных учетов, более или менее равномерно охвативших область регулярного обитания: в 1980 г. численность журавлей оценивалась в 810 особей, в 1985 г. – в 670, в 1989 г. – в 870, в 1994 г. – в 988 и в 1995 г. – в 1500 птиц. В настоящее время главными лимитирующими факторами в ареале гнездования журавлей являются беспокойство их охотниками на водоплавающих и добытчиками мамонтовой кости. Использование гусеничного транспорта, позволяющего проникать в труднодоступные места, в т.ч. в районы интенсивного размножения стерха усиливает процесс делихонизации тундры, эрозии почвы и замены лишайникового покрова на травянистый. Стерх является дальним мигрантом, что предполагает повышенную уязвимость популяции. Сроки его пролета совпадают с открытием сезонов рыболовства и охоты, что повышает вероятность нежелательных встреч с человеком.
Территориальная охрана стерха, а также других редких и исчезающих видов птиц, в период их гнездования в субарктических тундрах северо-восточной Якутии и во время миграций, осуществляется в Якутии на 19 функционирующих ООПТ различного ранга.
Наиболее значимыми из них в плане сохранения популяции играют созданный в декабре 2019 г. национальный парк «Кыталык», республиканские ресурсные резерваты «Чайгургино», «Куолума», «Куолума-Чаппанда», «Кюпский», «Чабда». В национальном парке «Кыталык» и РР «Чайгургино» сосредоточена значительная часть популяции стерха,
а в ряде среднетаежных ООПТ, расположенных в бассейне Алдана миграции их отличаются наивысшей интенсивностью.
На территории Китая, угрозу в период зимовки на озере Поянг представляет крупнейшая в мире ГЭС «Три ущелья», построенная в верховьях р. Янцзы. До строительства дамбы, р. Янцзы и её притоки, размывая берега, выносили ежегодно миллионы тонн наносов. Вследствие возведения плотины вынос их существенно сократится, что может изменить гидрологический режим р. Янцзы и привести к потере традиционных мест зимовок водоплавающих птиц. Большой угрозой для стерха на местах пролета и транзитных остановок на территории Китая является ухудшение состояния водно-болотных угодий, в связи с нерегулируемым забором воды на сельскохозяйственные нужды.
В Китае основные ключевые для популяции местообитания охраняются на территории 13 заповедников. На местах интенсивного пролета и круп-ных транзитных остановок – это заповедники «Dalai Lake» (Внутренняя Монголия), «Tumuji» (Внутренняя Монголия), «Keerqin» (Внутренняя Монголия), «Момоге» (Джилин), «Xianghai» (Джилин), «Zhalong» (Heilongjiang), «Shuangtaihekou» (Liaoning), «Дельта Желтой реки/Yellow River Delta» (Shandong), «Yancheng» (Jiangsu), «Anqing Yanjiang» (Anhi), «Shengjinhu» (Anhui), на местах зимовок – «Dongting Lake» (Хунан), «Поянг» (Jiangxi).
В Монголии, где число «летующих» стерхов растет, в местах встреч стерхов имеются резерват международного значения «Монгол Дагуур», национальный парк «Онон-Бальджинский», заповедник «Дорнод монгол».
Таким образом, современное состояние якутской популяции стерха оценивается как вполне благополучное. Последние двадцать лет в динамике ее численности наблюдается
устойчивый положительный тренд, прослеживаемый как на местах зимовки, так и миграций, транзитных остановок и гнездования. Популяция проявляет стремление к расширению ареала в северо-западном направлении. Расширилась география встреч и увеличилась частота встречаемости птиц за пределами ранее известных границ их популяционного ареала. Безусловно, это результат принимаемых в странах распространения данной популяции природоохранных мер, связанных с сохранением стерха и среды его обитания, а также повышения экологической сознательности населения.

The bibliography:
1. Birdlife International. Threatened Birds of Asia: the Birdlife International Red Data Book / Birdlife International // 2 vols. Ed. N.J. Collar. Cambridge, UK: Birdlife International. — 2001. P. 1090-1117.
2. Bysykatova I.P., Krapu G.L., Germogenov N.I. Densities, habitat use, andsocial status of Siberian cranes in the Khroma river region of Northern Yakutia /I.P. Bysykatova, G.L. Krapu, N.I. Germogenov // 12th North American Crane Workshop. — Nebraska, USA, 2012. — P. 30.
3.Bysykatova I.P. The current state of the Yakutian populations of tundra species of cranes. LAP LAMBERT Academic Publishing, 2016. 264 p.
4. Germogenov, N.I, Kanai, Yu., Pshennikov, A.E., Egorov, N.N., Sleptsov, S.M. New data on ecology of Siberian Crane (Grus leucogeranus) in Yakutia / Northern knowledge serves Northern needs.- the first international conference. Yakutsk, 1996. — P. 147.
5. Germogenov, N.I., Solomonov, N.G., Pshennikov, A.E., Degtyarev, A.G., Sleptsov, S.M., Egorov, N.N., Bysykatova I.P., Vladimirtseva M.V., Okoneshnikov, B.V. Eastern population of Siberian crane: structure, habitats, nesting and migration / XX International Congress of Zoology. – 2008. – P. 7.
6. Kanai, Y., Ueta, M. Germogenov, N. I., Nagendran, M., Mita, N., Higuchi, H. Migration routes and important resting areas of Siberian Cranes (Grus leucogeranus) between northeastern Siberia and China as revealed by satellite tracking / Biological Conservation. – 2002 -106 — P. 339–346.